глава Тайной канцелярии
parvum malum
Я не люблю книги, которые у всех на слуху, которыми все восхищаются. Безусловно, это не коснулось Маркеса, Пелевина и Булгакова, но, возможно, только по той причине, что с ними я столкнулся до всеобщей, набивающей оскомину истерии.
Булгаков - девятый класс школы. Единственная книга, которую я перечитывал 11 раз и которую до сих пор плохо цитирую. Это достижение, потому что в остальных я с трудом через пару лет могу припомнить общий смысл, не то что сюжет. Разумеется, если эта книга не заканчивается на -цзы и в ней не упоминается военная тактика или Макиавелли.

Пелевин. Пелевин - это притащенная из-под полы, словно за это нас всех четвертуют и съедят живьем, распечатка на листах А4 "Генерейшн П".
"Фи, Пелевин", - сказал я, как человек, который уже что-то краем уха слышал про начинающийся бум на Пелевина.
Но очень быстро забыл.
Влюбился я в "Чапаева и Пустоту" и "Т".

Книги я люблю за сюжет и мысли, но остается от них исключительно послевкусие - эмоции, которые я не смогу процитировать, выплеснуть на собеседника.
Я коллекционирую эмоции и воспоминания, которые их вызывают. Так же я коллекционирую воспоминания и эмоции от понравишихся книг.

Как я поймал Маркеса, никто не помнит. Собственно, сонному городишке, где проживает семейство Буэндиа, наверняка было бы без разницы, кто я и откуда пришел. я попал в атмосферу Макондо сколько-то лет назад и застрял там, вместе с его странными жителями, время от времени, раз в год, ныряя в другие рассказы и книги, оставаясь осой в янтаре. Однажды я вырвусь, но сколько до этого пройдет -пять или пятьдесят лет, неизвестно и никому не имеет значения.

Я не люблю книги, которые у всех на слуху...

@темы: книги